Доллар выживет, несмотря на российско-китайское торговое соглашение

Об этом пишет “World Politics Review”, США.
На прошлой неделе Китай и Россия объявили, что они не будут больше использовать в двусторонней торговле доллар, и перейдут на свою валюту – юани и рубли. Некоторые любители мрачных пророчеств сразу же провозгласили этот шаг очередным свидетельством надвигающегося упадка доллара и заявили, что он угрожает статусу доллара как основной резервной валюты. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что эта договоренность будет иметь, скорее, символическое значение, чем некий ощутимый экономический и геополитический эффект. С 1992 года Китай и Россия договорились вести торговлю между собой в долларах. Это обычная практика в межгосударственных торговых отношениях. При международной торговле стороны должны договориться, в какой валюте она будет идти, и зачастую проще, если для этого будет использоваться конвертируемая и легкодоступная валюта, относительно которой определяется стоимость остальных валют. Такую роль сейчас играют по преимуществу доллары, в которых осуществляется около половины международных сделок в мире.
Решение Пекина и Москвы не угрожает положению доллара как главной мировой валюты для расчетов и заключения сделок. В 2009 году весь торговый оборот (и экспорт, и импорт) Китая с Россией составлял меньше 2% от его внешнеторгового оборота в целом. В российском торговом обороте на долю Китая приходится 8%. Это явно не те цифры, которые способны перевернуть вверх ногами всю мировую валютную иерархию.
Тем не менее, многие все же предполагают, что российско-китайские договоренности бросают вызов положению доллара как главной мировой резервной валюты, которое позволяет США финансировать крупный бюджетный дефицит с помощью практически неограниченного внешнего займа, продавая такие бумаги, как казначейские облигации. Однако в этом случае мрачные прогнозы также неоправданны.
Главная задача резервной валюты заключается в том, чтобы служить средством сбережения – надежным активом, держатели которого уверены в том, что он сохранит свою ценность, и который можно использовать при необходимости для валютной интервенции. Несмотря на слабость американской экономики, обремененной огромным долгом, доллар все равно остается всеобщей тихой гаванью для трудных времен. Это доказал мировой финансовый кризис, в ходе которого рынки начали лихорадочно скупать надежные долларовые активы. На прошлой неделе к такому же поведению привела напряженность на Корейском полуострове. По последним данным МВФ для 2010 года, на долю доллара по-прежнему приходится 62 % мировых валютных резервов, а второе место занимает евро с 26 %. Таким образом, считать, что Россия, или Китай, или кто угодно из-за недавнего соглашения начнет всерьез избавляться от долларов, было бы просто глупо.
Однако, если на долларе договоренности России и Китая практически не скажутся, почему они вызвали такую шумиху? В первую очередь, она связана с тем, что речь идет о России – то есть, предыдущем главном сопернике США, и Китае, который считают следующим претендентом на гегемонию. Кроме того, в прошлом году, на излете финансового кризиса, именно эти две страны призывали мир перестать зависеть от американской валюты. Соответственно, теперь каждый раз, когда Пекин и Москва появляются вместе в одном заголовке, да еще и рядом со словами “отказаться от доллара”, это привлекает повышенное внимание.
Дополнительно указывает на то, что причина бурной реакции – не само соглашение, а стороны, его подписавшие, тот факт, что в прошлом августе Китай без всякого шума заключил такое же соглашение с Малайзией. Теперь с ней, как и с Россией, Китай может вести торговлю без долларов – в юанях или в ринггитах. Сугубо экономически соглашение с Малайзией даже более значимо, так как в прошлом году ее торговый оборот с Китаем превысил торговый оборот между Китаем и Россией больше, чем на 13 миллиардов долларов. Однако этот договор мало кто заметил, так как Малайзия никогда не соперничала с США.
Однако, хотя говорить о смерти доллара преждевременно, российско-китайское соглашение, остается, тем не менее, весьма значимым.
Во-первых, оно, вероятно, означает, что в ближайшие годы торговля между Китаем и Россией будет расширяться, и это, по-своему, довольно важно само по себе. С чем это связано? Дело в том, что отказ от доллара снизит издержки как для экспортеров, так и для импортеров с обеих сторон. В прошлом юань не был конвертируемым в России, а рубль – в Китае. Поэтому, ни российские, ни китайские экспортеры не могли принимать оплату в валюте другой страны – для них она была бы бесполезна. Это заставляло импортеров менять свою валюту на доллары, чтобы расплачиваться с контрагентами.
Торговля на рубли и юани стала возможной благодаря тому, что теперь в России можно поменять рубли на юани, а в Китае юани на рубли. Соглашение позволяет импортерам в дальнейшем обходиться без долларового посредничества, что упростит операции на одну ступеньку.
Помимо того, что соглашение будет способствовать развитию торговли, оно также станет очередным небольшим шагом в сторону полной конвертируемости юаня, что необходимо, если Китай хочет сделать его полноценной международной валютой с ориентированным на рынок обменным курсом. С учетом этого, США возможно, даже следует считать соглашение положительным шагом, так как Вашингтон уже давно добивается от Пекина, чтобы тот позволил рынку определять цену юаня, что может привести к ревальвации китайской валюты.
В долговременной перспективе мир идет к многополярной валютной системе. Если китайская экономика продолжит расти, и юань получит статус международной валюты, он станет частью этого уравнения, и российско-китайские договоренности, в сочетании со множеством таких же соглашений, которые должны быть заключены в будущем, сыграют в этой трансформации свою роль. Однако пока, сколь бы печальную судьбу ни предрекали доллару некоторые, эффект российско-китайского соглашения останется в основном символическим, а доллар будет сохранять за собой лидирующие позиции среди мировых валют.

Источник Сеть экстренного оповещения

Discussion Area - Leave a Comment

You must be logged in to post a comment.