Рухнет евро – рухнет Европа

Еще двух недель не прошло с того дня, как германский бундестаг после коротких, но бурных дебатов принял закон, открывший путь для оказания финансовой помощи оказавшейся на грани дефолта Греции. Доля Германии в той кредитной линии для Афин составляла 23 миллиарда евро.
Как выяснилось и как предсказывали люди, понимающие толк в психологии финансовых рынков, мера была запоздалой – греческие метастазы уже в корне поразили стабильность общеевропейской валюты евро.
Запоздалое прозрение
Многие аналитики считают, что если бы не упрямилась с оказанием помощи Греции канцлер ФРГ Ангела Меркель, если бы не выдвигала она предварительные условия, если бы не руководствовалась сугубо внутриполитическими расчетами, то не оказалась бы на грани пропасти вся еврозона, и Евросоюзу не пришлось бы принимать невиданные по масштабам меры во имя стабилизации общей для 16 стран ЕС валюты – пакет в 750 миллиардов евро. Доля Германии может составить 148 миллиардов.
Теперь, однако, Ангела Меркель демонстрирует решительность. Агитируя в бундестаге в среду, 19 мая, за соответствующий закон, она заявила, что нынешний кризис евро – это самое серьезное испытание Европы за минувшие десятилетия, возможно, за все время с момента подписания Римских соглашений о создании Общего рынка в 1957 году. “Выдержать такое испытание – жизненно важно, – считает она. – Евро в опасности”.
Причем, указала Меркель, речь идет о большем, чем о стабилизации валюты, поскольку общие деньги связали страны ЕС общей судьбой. Поэтому речь, по ее словам, идет ни больше, ни меньше о спасении общеевропейской идеи. “Рухнет евро – рухнет Европа”, – предупредила Меркель.
Штрафные санкции
К числу таких мер она отнесла более оперативное и строгое применение санкций против тех стран еврозоны, которые не выполняют свои обязательства по снижению дефицита госбюджета. Речь, в частности, может идти о замораживании выплат из европейского фонда структурного развития.
Необходимы, считает Меркель, также дополнительные бюджетные усилия стран с высоким уровнем государственной задолженности, поскольку они таят в себе повышенный кризисный риск.
Далее, следует временно лишать права голоса постоянных нарушителей финансовой дисциплины, а главное – выработать процедуру упорядоченного государственного банкротства. “Тем самым, – убеждена Ангела Меркель, – мы дали бы важный стимул странам еврозоны поддерживать бюджеты в порядке”.
Общая валюта – общая политика
Это касается не только стран юга Европы – Греции, Испании, Португалии и Италии, но и самой Германии, самокритично признала Меркель, отметив, что и немецкое государство последние 40 лет жило не по средствам, непозволительно залезая в долги.
В конце июня, представляя проект госбюджета на будущий год, ее правительство объявит о собственных мерах экономии во имя сокращения общей государственной задолженности, достигшей в Германии 1,6 триллиона евро. Важно, однако, чтобы все страны ЕС, повязанные общей судьбой-валютой, также взяли курс на бюджетную санацию и проводили согласованную экономическую политику.
Ангела Меркель считает также необходимым согласованный – причем, не только на европейском, но и на глобальном уровне – подход к вопросу о контроле над финансовыми рынками, не признающими государственных границ. Долгое время она, в частности, выступала против введения налога на все биржевые операции, на чем настаивает оппозиция, считая, что даже минимальный налог в одну или пять сотых процента с каждой сделки сбавит обороты опасных финансовых спекуляций. В таком случае, говорила она, брокеры просто уйдут с европейских бирж в Сингапур или Америку.
Нажим на спекулянтов
Всеобщий нажим и громкие требования хоть как-то обуздать биржевых спекулянтов были столь велики, что, в конце концов, канцлер уступила и объявила в бундестаге о том, что постарается убедить в целесообразности такой меры сперва всех европейцев, включая англичан с их влиятельной биржевой площадкой, а затем и участников группы G-20. Председатель депутатской группы правящего ХСС Ханс-Петер Фридрих теперь тоже ратует за такой налог. Он считает его введение возможным, хотя знает, что у канцлера или министра финансов могут быть разные мнения на этот счет. Это, по словам Фридриха, не мешает потребовать от правительства предпринять, по меньшей мере, попытку уговорить партнеров на европейском и глобальном уровне.
Если такая попытка окажется поначалу безуспешной, то налог на биржевые операции может быть введен сперва только в самой Германии. В этом случае, опасаются аналитики, изменение правил игры на немецких финансовых площадках может иметь те же последствия, что и, например, план поэтапно ввести правостороннее движение в Лондоне – для начала только для автобусов.
Никита Жолквер

источник finance.ua

Discussion Area - Leave a Comment

You must be logged in to post a comment.