В Украине начался передел рынка земли.

В нем готовы участвовать крупные игроки, зарубежные и отечественные. Дело за малым: осталось дождаться падения рынка на дно и создать новые правила игры на нем.
Результаты проявятся уже через год и могут оказаться весьма неожиданными.
Предложение земли обеспечивают уже состоявшиеся земельные холдинги, которые до кризиса всеми мыслимыми способами набирали земель “под завязку”, а теперь пытаются более трезво и вдумчиво использовать свои активы. Главным образом, речь идет о реструктуризации земельного агробизнеса с учетом возможностей логистики (когда избавляются от удаленных участков) и требований по выстраиванию вертикально-интегрированных цепочек (к примеру, в случае с “Астартой” или с “Ленд Вест”). И некоторые уже объявили об “оптимизации” своих земельных банков. В случае “Ленд Вест” вместо наращивания с арендуемых 180 тыс. до 340 тыс. произойдет сокращение до 80 тыс. га земель). Холдинг Landkom заявил о планах сокращения земельного банка (115 тыс. га) на 35%, а “Дакор” (122 тыс. га) сокращает использование своих земель до 75 тыс. га.
Другое дело, что многие агрохолдинги сейчас едва держатся на плаву. В целом по отрасли из требующих продления кредитов отсрочена практически половина (около 2 млрд. грн.). В чем-то оживить ситуацию поможет международное кредитование. Так, Международная финансовая корпорация (IFC , структура Мирового банка) готовится выделить кредит французско-австралийской зерновой компании New World Grain Ukraine , работающей в Украине, до 25 млн. долл. По-крупному играет ЕБРР: в 2009 году этот международный банк намерен профинансировать украинский АПК на 220-250 млн. евро. Часть средств ЕББР уже направлена агрохолдингу “Астарта” (с 165 тыс. га земли), который вышел на IPO в 2006 г.
Спрос обеспечивается внешним и внутренним факторами. Из внешних стоит выделить восточный фактор. Корпорации и государственные холдинги дальневосточных “драконов” (Китая, Японии, Кореи) и ближневосточных нефтепроизводителей уже давно заявили о намерениях скупить плодородные почвы в Восточной Европе — и не только там. Ранее несколько ливийских компаний, совместно с Индустриальным союзом Донбассом, взяли в аренду 100 тыс. га земли. Сама же аренда обуславливает особенности, которые, как считает министр аграрной политики Юрий Мельник, еще надо объяснить ближневосточным инвесторам из Ливии, Саудовской Аравии, ОАЭ.
Тем не менее, средства на Востоке, несмотря на кризис, есть. Их готовы вкладывать в сырьевую базу, в том числе и земельную. Тот же Китай вовсю осуществляет стратегию скупки подешевевших сырьевых активов по всему миру — от рудников в Бразилии и Австралии до нефтяных месторождений в Казахстане. Hyundai, одна из крупнейших корейских корпораций, начала скупать сельхозземли на российском Дальнем Востоке, причем свои земельные банки за рубежом пытаются наращивать и другие корейские чеболи (например, Daewoo).
Внутренние факторы предложения в агробизнесе стимулируются потенциалом для слияний и поглощений. Во многом за счет поглощений формируется сейчас агрохолдинг Valars Agro (зерно и сахар; в основном в центральных областях). Другой агрохолдинг, “Мрия” (150 тыс. га земель в западных областях) активно изучает потенциальные объекты для поглощения среди крупных, но менее удачливых агропромышленных компаний — и желательно с большими земельными банками. На таком фоне укрупняются давно и стабильно работающие на рынке игроки, что доказывает проект слияния “Укррос” (земельный банк 70 тыс. га) и “Укрросзерно” (30 тыс. га). Обсуждаются планы объединения холдингов “Ленд Вест” и “Дакор”. В итоге усиливающиеся сейчас игроки проглотят “мелкую рыбешку” в будущем.
Как бы то ни было, процесс большого передела агробизнеса в целом и земельного рынка (пока еще неполноценного) начался. Очевидно, что подобные процессы привлекают крупных — уже в масштабах экономик, а не отраслей — игроков, как зарубежных, так и отечественных.
Источник Укррудпром

Discussion Area - Leave a Comment

You must be logged in to post a comment.