Елена Гречанина: пища может быть и лекарством, и ядом

Есть три вида человеческой деятельности, максимально приближенные к Всевышнему: поэт, священник и генетик. Один соприкасается с Вечностью через слово, другой – на высоте духа, третий – в глубине генетического кода.
Не случайно в тоталитарном обществе всех трех опасались и жестоко преследовали тираны. Что сегодня представляет собой геном украинца, почему люди стали чаще умирать от инсультов и инфарктов, как родить здорового ребенка, в каком направлении будет развиваться медицина в XXI веке – об этом и многом другом мы попросили рассказать директора Харьковского медико-генетического центра, профессора, члена-корреспондента АМН Украины Елену Яковлевну Гречанину.
– Болезни, связанные с обменом веществ, серьезная проблема во всем мире. Насколько она актуальна для украинцев?
– В начале XX столетия ученый Арчибальд Геррод впервые установил, что среди болезней человека есть так называемые наследственные нарушения обмена веществ. Сегодня их называют метаболическими болезнями. При них ошибка в строении генов приводит к тому, что нарушается процесс переработки употребляемых человеком продуктов. То, что должно приносить человеку здоровье и силу, становится своеобразным ядом, который нарушает работу не только отдельных органов, но и всего организма.
Еще 30 лет назад общее количество людей, у которых наблюдалось нарушение обмена веществ, было небольшим. С этой проблемы наш центр начинал свою работу и за прошедшие более 40 лет накопил большой опыт. Но знания населения и врачей об этой проблеме остаются недостаточными. Даже в таких развитых странах, как, скажем, Германия, только 50% людей получают помощь при нарушении обмена. И это несмотря на то, что там имеется 44 метаболических центра. В Украине подобный центр только в Харькове. Сегодня считается, что из 300 новорожденных один имеет нарушения обмена веществ, часть из которых может быть распознана еще внутриутробно или сразу же после рождения. Есть несколько причин, почему это число постоянно растет. С одной стороны, – эволюционные процессы. Мировое сообщество остановило действие естественного отбора путем сохранения прерывающейся беременности даже в тех случаях, когда плод болен. С другой стороны – природные катаклизмы и изменившаяся среда обитания привела к тому, что возрос генетический груз. Еще три десятилетия назад мера неприспособленности популяции к условиям окружающей среды земной цивилизации составляла 10%. Сейчас эта цифра достигла уже 75%. Это означает, что к 70-летнему возрасту каждый из тех, кто доживет, обязательно столкнется с проблемой, связанной с вредными генами. Но уже сегодня генетики сталкиваются с более ранним действием на человека вредных генов. В мире разработаны меры, предупреждающие действие вредных генов на еще не родившегося ребенка, оформленные в виде «10 заповедей». Человеческий опыт говорит о том, что они действуют абсолютно эффективно. Тысячи лет назад китайские врачи впервые создали направление так называемой первичной профилактики наследственных болезней. Сегодня этот опыт нуждается в воспроизводстве в Украине. Одна из главных причин, почему люди стали сегодня чаще умирать от инсультов и инфарктов, в том, что мы пренебрегаем бесценной информацией нашей родословной, не знаем опыта жизни предков, не пользуемся данными современной науки, которая научилась распознавать гены предрасположенности к опухолям, инсультам, инфарктам и другим распространенным болезням. И не только распознавать, но и активно противодействовать этой опасности.
– Чем обусловлено возникновение наследственных болезней?
– Наследственная болезнь обмена веществ возникает тогда, когда в нашем генетическом аппарате происходит ошибка. Вместо одной буквы вставляется другая или вовсе теряется. Случиться это может от любых внешних влияний: неправильного питания, воздействия радиации, плохого качества воды, курения, злоупотребления алкоголем, от многочисленных химических бытовых факторов, прочно вошедших в нашу жизнь и приносящих нам радость от быстрого эффекта. Ученые установили, что данные факторы провоцируют заложенные в нас генетические ошибки. Есть мнение, что во время голода и войн первыми погибли люди, имеющие изменения в так называемых полиморфных генах. Полиморфные гены разбросаны в большом количестве по всем клеткам нашего организма, и их задача состоит в обеспечении адаптации человека к конкретным условиям. Но когда мы изменяем среду быстрее, чем способен адаптироваться человек, полиморфные гены оказываются «несовременными» и становятся одним из пусковых механизмов распространения болезней человека. Например, фолатный цикл. Он ведает сложным каскадом биохимических реакций, которые перерабатывают одну из аминокислот – метионин. Ее мы получаем с творогом, говядиной, гречневой и пшенной кашей, и она является незаменимой, поскольку не вырабатывается у нас в организме. Но оказалось, что такая маленькая аминокислота, содержащаяся в тех продуктах, которые мы едим в Украине, если ее получать в большом количестве, может нанести вред. Генетики установили, что во время голода и войн погибали люди, у которых для жизни требовалось много производных метионина. Выжили те, кому нужно было минимум белка. Мы размножились, и теперь 57% нашего населения имеет мутацию полиморфных генов, ведающих обменом этой аминокислоты. Когда мы начинаем получать белок в таком количестве, в котором принимаем сейчас, у нас развивается тяжелая патология сосудов. Это одна из главных причин инсультов, инфарктов, панкреатитов, варикозного расширения вен, тромбоэмболии. Вот и получается, что всего одна аминокислота способна вызвать столько болезней. Наша демографическая катастрофа от незнания. Общество в состоянии остановить эту трагедию, только если оно научит людей питаться и жить адекватно своим генетическим особенностям.
– Что Вы имеете в виду?
– Мы еще не привыкли к тому, что пища может лечить. Человек воспринимает ее как удовлетворение собственного желудка. На самом деле пища – или яд, или лекарство. Об этом говорил еще Гиппократ, но мы, к сожалению, об этом не вспоминаем. Ежедневно принимая ту или иную пищу, мы не контролируем свои ощущения, а если и чувствуем недомогание, то менее всего связываем его с вкусным обедом. Метаболисты мира констатируют: «…Если через два часа после завтрака или обеда ты хочешь спать, не вини усталость, ты съел то, что не умеешь переваривать». Приведу пример из нашей практики. Врачи поставили девочке диагноз шизофрения. Знающий терапевт направил ее в Центр. Нам удалось установить, что у ребенка, питающегося «полноценной пищей» (говядиной, сыром, творогом), катастрофа в состоянии здоровья развилась из-за того, что в ее полиморфных генах произошла ошибка. Она привела к тому, что девочка потеряла способность переваривать эту действительно полноценную пищу. Перевод на диету с ограничением белка сделал чудо. Через 3 дня она сказала: «…Я впервые узнала, что такое жизнь».
В настоящий момент генетики выявили 55 тыс. разновидностей болезней, связанных с нарушением обмена веществ. С каждым годом их число увеличивается, и ученые прогнозируют, что эта цифра дойдет до 3 миллиардов. Столько у нас так называемых «однонуклеотидных последовательностей» на нити ДНК. Сегодня нам нужно вспомнить пророчество великого украинского генетика Сергея Давиденкова, который еще в 1911 году говорил, что болезнь каждого человека абсолютно индивидуальна. Она записана на его личном кусочке генетической информации. Давиденков предсказывал, что обязательно наступит такое время, когда болезнь можно будет выражать алгебраической формулой, а не писать перечень симптомов.
– А в каком направлении будет двигаться медицина в ХХI веке?
– Медицина сегодня развивается по пути, когда лечение будет носить индивидуальный характер. Оно начнет строиться по принципу: я буду есть только свою пищу, и это предотвратит повышение давления. А если этого окажется недостаточно, тогда каждый пациент может рассчитывать, что ему приготовят генную конструкцию, и нуклеиновые кислоты избавят его от того или иного заболевания, но это будет позже.
Сегодня я могу назвать способы лечения более 30 наследственных болезней обмена. Это – мировой опыт. А для всего огромного множества заболеваний стоит говорить только о симптоматическом лечении, поскольку мир еще не знает звена их нарушения. Каждый день у генетиков появляются новые знания. Когда мы устанавливаем ребенку диагноз, но помочь не в состоянии, то никогда от него не отмахиваемся. Наоборот. Мы говорим родителям, чтобы они были с нами в контакте. Сейчас неизвестно, а завтра генетики об этом узнают. Ближайшее будущее за метаболической, молекулярной медициной. Сегодня ВОЗ заявила, что наиболее востребованным в ХХI веке будет врач-генетик, потому что ключевая проблема медицины будущего – это редкие наследственные болезни. Современному человеку следует изучать свою родословную. Для каждого из нас это охранная грамота, уникальная информация, значение которой невозможно переоценить. Наши родственники, умершие от инфаркта, инсульта, опухоли, как бы предупреждают нас о том, что мы не должны делать. Когда врач-клиницист оценит родословную, всю систему организма, у него должно сложиться представление о том, что в данной ситуации может помочь пациенту. Если у человека одновременно есть жалобы на работу нескольких органов, то рядом с клиницистом обязательно должен быть генетик и биохимик.
– Что нужно для того, чтобы родить здорового ребенка?
– Есть «10 заповедей будущим родителям», которые мы составили для населения. Прежде всего, беременность нужно планировать. Будущие родители должны выходить на этот Олимп максимально здоровыми. Второе, о чем должны знать родители, это то, что время встречи двух половых клеток изменить нельзя. Время созревания женской половой клетки должно совпадать для оплодотворения со временем появления сперматозоида. В старину об этом было известно. Супругам, желающим иметь детей, мы даем индивидуальные рекомендации, как выйти на пик здоровья. Наибольшее количество пороков зарождается в результате того, что клетки долго ждут друг друга. Если вы бульон не поставите в холодильник, то завтра он может испортиться. Точно так же с клетками. Они перестаиваются, «передерживаясь» в неподходящих условиях. Поэтому планирование важно и в этом смысле. Нужна синхронизация репродуктивных процессов. Ответственное решение может быть принято только с самыми чистыми помыслами и в лучшей физической форме. Скажем, в США свою беременность планируют 70% женщин, в Испании – 85%, в Уругвае – 50%, в Австралии – 90%. В отношении Украины я подобной статистики не встречала. Но по собственному опыту сужу, что с каждым годом процент таких семей растет. К нам все чаще обращаются люди с просьбой: «Научите, что нужно делать, чтобы родить здорового ребенка».
– С точки зрения генетика, какие болезни наиболее характерны для жителей нашей области?
– Последние 40 лет мы составляли представления о болезнях жителей Харьковщины, изучая потенциальные нарушения. Нам удалось выявить, что болезнь фенилкетонурии встречается довольно часто: один случай на 7-10 тыс. детей. Этому мы противопоставили программу по выявлению новорожденных фенилкетонурией. Теперь она уже нам не страшна. Потом удалось выявить проблему нарушения щитовидной железы – так называемый гипотиреоз. Это болезнь обмена веществ, связанная с умеренным йододефицитом. Дети, у которых гипотиреоз, отстают в умственном и физическом развитии, если это не установлено в первые дни или недели после рождения и не начато лечение. Тогда нами была придумана программа выявления болезни в период новорожденности. Сегодня таким малышам ничего не угрожает. Сейчас мы начали выявлять детей с нарушениями обмена аминокислот. Для этого наши врачи работают в наиболее крупных детских больницах региона. Всех новорожденных осматривают, после чего на основе клинических признаков выявляют, есть ли у них потенциальные нарушения. Если их обнаружат, тогда ребенок переводится на соответствующее питание. А индивидуальная диета дает возможность человеку жить в ладу со своими генами. Хотелось бы отметить плодотворное сотрудничество в этом направлении с Харьковским перинатальным центром (главврач – С. М. Каравай) и областной детской больницей (профессор – А. С. Сенаторова, главврач – Г. Р. Муратов).
– Правда ли, что генетики доказали тот факт, что человечество произошло от одной женщины?
– Библейское предание, что все мы происходим от одной женщины, подтверждено устойчивой гипотезой. Наш центр принимал участие в этом международном проекте и даже получил за свою работу премию Президента. Гипотеза доказывает, что все земляне – братья, и что мы постоянно получаем от своих предков определенную генетическую информацию, закодированную на нити ДНК, которую называют «нитью жизни». В то же время генетическая система человека пластична и может изменяться под влиянием определенных условий. То есть каждый из нас, с одной стороны, наследует свои качества, а с другой – способен их менять. Простой пример: можно сказать, что наша генетическая информация записана четырьмя буквами, которые могут менять свое месторасположение. Скажем, переставьте в слове «мама» хотя бы одну букву – выйдет ерунда. Вот так и в генетике. Наследственная болезнь – это те проявления, которые связаны с искажением наследственной информации – результат вредной мутации. Но эволюция родила не только негативные, но и полезные, и нейтральные мутации нашей ДНК. Так, различный цвет глаз, волос, разный рост и другие показатели являются результатом нейтральных мутаций, которые обеспечивают наше многообразие, затрудняя поиск своей «половинки», но обеспечивая устойчивость нашего генома. Есть мутации положительные: так, разрез глаз у якутов зафиксировался у населения, потому что позволяет спокойно смотреть на белый снег при ярком солнце.
– В свое время вы изучали геном украинца. Чем мы отличаемся от других наций?
– Наши исследования показали, что генетически украинцы на 97% имеют схожесть с европейцами по типам генов, которые расположены на так называемом митохондриальной ДНК и на 3% с азиатами. Митохондрии – это «атомные электростанции» наших клеток, которые обеспечивают весь организм человека энергией. Откуда они – пока не знает никто. Их считают нашими симбионтами, т.е. организмами другого происхождения, но хорошо прижившимися в человеческом организме и служащими ему. Этот подарок природы приносит нам и радость, и огорчение, потому что в последние годы число митохондриальных болезней быстро растет во всем мире. Пытаясь изучить происхождение украинцев, мы преследовали, прежде всего, цель – узнать, какие ожидаются митохондриальные болезни, чтобы им достойно противостоять. Оказалось, что по этим болезням мы близки к европейцам. Мы больше походим на хорватов, словаков, венгров. Несмотря на все потрясения, которые выпали на долю украинцев в ХХ веке, мы – высокоинтеллектуальная нация. Наши люди добры, толерантны, красивы. Поэтому я не сомневаюсь, что возрождение лучших человеческих качеств начнется именно с нашей страны.
Владимир ЧИСТИЛИН.
источник Главное™

Discussion Area - Leave a Comment

You must be logged in to post a comment.